НОВОСТИ ЦЕHТРА

Медицинская династия - это больше, чем просто профессия врача

Медицинская династия - это больше, чем просто профессия врача

19 июня 2020 г.

Ко Дню медицинского работника мы хотим рассказать вам о наших врачах, которые работают в Кардиоцентре и продолжают славную династию своей медицинской семьи.

 

 

Династия Ерахтиных

 

Ерахтин Павел Евгеньевич 

Врач сердечно-сосудистый хирург Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии г. Красноярск Минздрава России.

Папа Евгений Васильевич Ерахтин – педиатр, заведующий подстанцией Скорой помощи Ленинского района Красноярска,  заместитель начальника мед. Отдела МВД Красноярского края. Годы жизни ( годы жизни 1952- 2010).

Мама Наталия Михайловна Ерахтина – врач педиатр, невролог, зам. Главного врача поликлиники №7, капитан МВД.


Я кардиохирург, мой старший брат Евгений Ерахтин – нейрохирург, моя жена Гетц Анастасия врач функциональной диагностики, а у брата жена - Народова Екатерина врач невролог-эпилептолог. Народовы - это тоже огромная династия, вот так переплелись судьбы и фамилии.

 

Первый вопрос в беседе, когда узнают, что я доктор, обычно: «а почему в медицину пошел?»

Честно говоря, для меня это никогда не было вопросом. Наверное, до 3 курса медицинского университета я и не подозревал, что в Красноярске есть еще какие образовательные учреждения. С детства знал, что есть Мединститут и там учат быть врачами. Никогда не сомневался в выборе профессии и родители, на самом деле, никак и не давили именно на это образование. Говорили и следили только за учебой, основная задача была - получить золотую медаль в школе, чтобы поступить с одного экзамена в Мединститут. Это был сумасшедший стимул, которого, к сожалению, лишили новых школьников.

 



Евгений и Наталья Ерахтины

 

Хотя жизненных ситуаций, которые могли отговорить, было огромное количество, начиная с отсутствия денег в девяностые годы и необходимости папе после работы ездить по городу, «бомбить» чтобы купить поесть вечером, до ссор родителей из-за выяснения как же лечить кого-нибудь пациента. Да, единственный повод, из-за которого родители могли поссориться, это несогласие с назначенным лечением.

 

Но плюсов оказалось больше. Когда ты маленький это же еще и огромная гордость, когда не то что в подъезде все знают, что ты сын врачей, а это знает весь двор. В нашем доме практически каждый день был кто-то то с анализами, то с вопросом ну что же делать, как лечить. А видя, как родители с этим справляются и как уважают их люди за оказанную помощь, это очень подстегивало.



Ну а раз семья врачей то и уколы всегда ставит мама, это правда, менее страшно, чем какая-то тетка в поликлинике. Нас и самих учили уже лет в 6 ставить уколы, на подушках тренировались. А класса с третьего уже и маме с папой ставил, когда других вариантов не было. Это, кстати, еще один плюс, никогда не разочаруюсь в образовании хотя бы потому что проблем с уколами, капельницами, да и в принципе с назначением лечения быть не может, даже если что-то не знаешь всегда найдется коллега чтобы спросить в личной беседе.

 

 

 

 

 

Но самое главное, чему научил отец – это то, что с пациентом надо разговаривать. Он всегда учил нас с братом, что как бы ты ни устал, как бы тебя все ни достало, какие бы проблемы в твоей личной жизни тебя не преследовали, с пациентом ты всегда должен быть самым добрым и понимающим. Ведь если к тебе обратились за помощью, значит ты последняя надежда, кроме тебя никто не поможет, а словами и некоторые болезни лечатся.

 

 

Почему кардиохирургия? Обещание. Пообещал отцу, его тоже оперировали кардиохирурги, АКШ делали. В 1994 году. Как ни странно, до сих пор помню, как Мама с Папой уезжали в Москву на операцию. Так страшно больше не было никогда в жизни. Учитывая, что отец был самым смешным в мире человеком и все равно как-то хохмил, но даже я, маленький, чувствовал, что прощаемся как в последний раз. Это сей час операция на сердце моя ежедневная работа, а тогда это было что-то космическое, невозможное и невыполнимое. В те времена это действительно были уникальные операции. Папу сам академик Шумаков оперировал, сейчас я понимаю, кто это, а тогда мне было просто страшно. Очень тяжелая операция, 240 минут искусственного кровообращения, осложнения, тяжелая реабилитация, мама жила в больнице и готовила врачам, убирала в палатах, чтобы быть ближе. Читая протокол той операции, уже будучи кардиохирургом, понимаешь насколько повезло пациентам сейчас. Безумно сложная операция аортокоронарного шунтирования в 1994 году в Москве, продолжавшаяся более 8 часов, сейчас руками хирургов нашего кардиоцентра делается за два с половиной часа, каждый день. Поэтому когда папа спросил, кем хочешь стать, каким врачом, и, услышав, что травматологом ответил: «Давай лучше кардиохирургом. Вот посмотри на меня, уезжал, не зная вернусь или нет, а живу уже 15 лет». К сожалению, на следующий день его не стало, но обещание я держу.

 



Павел Ерахтин в составе первой бригады инфекционного госпиталя Кардиоцентра

Началось все с родителей, они первая ступень в династии, а сейчас и у меня, и у брата супруги тоже врачи. Очень хочется, чтобы и моя дочь продолжила династию, но пусть выбирает сама. Шучу, никакой самодеятельности, только медицинский! 

 

 

Династия Верхотуровых 

 

   

 

Михаил Верхотуров

Врач сердечно-сосудистый хирург Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии г. Красноярск Минздрава России.

Мама Верхотурова Ольга Александровна – врач кардиолог Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии г. Красноярск Минздарава России

Папа Верхотуров Константин врач анестезиолог Краевого онкологического диспансера.


Я родился, когда мои родители учились на третьем курсе медицинского института. Бабушка по маминой линии работала в НИИ проблем народов севера гематологом, кандидат биологических наук. В общем, я рос в медицинском окружении, начиная со студенческой скамьи родителей. Когда они начали работать врачами, я проводил много времени в ординаторских, когда меня не с кем было оставить. И меня воспитывали, можно сказать, не только родители, но и врачи и медсестры с работы моих родителей.

 

 

Миша Верхотуров - первый ребенок в группе студентов Мединститута 

 

 

Несколько раз я лежал в больницах по поводу нарушения ритма сердца, в 80-х годах прошлого века этим вопросом только начинали заниматься, поэтому много лекарств и разных уколов и капельниц прошло через мой организм.  Причем тогда это были не острые одноразовые иглы, а кипячёные тупые многоразовые, но страх перед уколами полностью перекрывало чувство восхищения врачами, которые «чинили» людей.

 

 

                       Ольга и Константин Верхотуровы

 

Конечно же, дома родители много говорили о работе. И я с восхищением слушал и понимал, что мои родители, это те самые люди в белых халатах, которые могут вылечить человека, из сломанного сделать целого, да и отзывы их коллег вызывали чувство гордости за них. Папа тогда ещё работал хирургом и я много слышал об операциях (правда из за аллергии папе пришлось переучиться на анестезиолога), а мама всегда была для меня  личным врачом. Если кто из моих друзей заболеет, помощи всегда можно было ждать у меня дома, наша квартира была маленькой больницей всего двора. Папа даже зашивал детские раны после игр, мама давала таблетки если , кто простыл, заболел живот и т.д. 

 

   

 

Константин Верхотуров

 

 

И в один прекрасный день, я решил, что хочу говорить с родителями на одном языке, понимать медицину, быть тем самым человеком в белом халате, который сможет чинить людей. И хирургия была однозначным выбором, быть механиком, который сможет починить самый сложный и хрупкий механизм - человеческий организм.

 



Кардиохирург Михаил Верхотуров в составе первой бригады инфекционного госпиталя Кардиоцентра.

 

Я поступил в медицинскую академию, прошел интернатуру по общей хирургии, пройдя в 7 МСЧ всю неотложку. Потом прошел целевую ординатуру по кардиохирургии в Омске,  два года в ККБ №1 в отделении кардиохирургии и уже 10 лет в ФЦССХ в качестве кардиохирурга. Мой папа анестезиолог реаниматолог, мама - кардиолог, а я кардиохирург,  делаю операции на сердце. Теперь я человек в белом халате, я говорю со своими родителями на одном языке. Я могу починить сломанный мотор, уникальный мотор - человеческое сердце.


Просмотров: 1381




0