НОВОСТИ ЦЕHТРА

Нарушения ритма сердца - что делать, чтобы сердце билось ровно?

Нарушения ритма сердца - что делать, чтобы сердце билось ровно?

25 мая 2017 г.

Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии г. Красноярска занимает третье место среди всех российских клиник по объемам лечения нарушений ритма сердца. Эта категория опасных заболеваний сердечно-сосудистой системы, которая может привести к внезапной смерти. Нарушениями ритма сердца могут страдать пациенты любого возраста – дети, молодые люди и пожилые. Что должно насторожить родителей, взрослых, чтобы вовремя распознать аритмию и  другие нарушения ритма сердца рассказывает заведующий отделением Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии Красноярска доктор медицинских наук Эдуард Иваницкий.


   – Эдуард Алексеевич, расскажите о технологиях, которые Вы используете для лечения пациентов в Федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии Красноярска, насколько доступны пациентам современные разработки области аритмологии?

– Практически все технологии, которые применяются в мире для лечения нарушений ритма сердца, используются в федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии Красноярска. Исключение составляет лишь метод магнитно-резонансной интраоперационной визуализации, которая применяется в считанных центрах Европы и США. В нашем Кардиоцентре используется электромагнитная навигация, ультразвуковая навигация, современные ангиографы, электрофизиологическая лаборатория, генераторы радиочастотного тока, криогенераторы – вся эта современная аппаратура у нас есть и все технологии для лечения различных тахиаритмий мы применяем на практике. Так же, мы имплантируем антитахикардические приборы и антибрадикардические кардиостимуляторы, в год проходит более 400 таких вмешательств. Все кардиостимуляторы, имплантируемые в нашем центре физиологические, с функцией частотной адаптации,  лучших зарубежных производителей. Что касается профилактики внезапной смерти, то в год мы имплантируем порядка ста кардиовертеров-дефибрилляторов, это отдельная дорогостоящая квота, которая оплачивается государством. Большинство этих дефибрилляторов трехкамерные, которые предназначены и для лечения застойных явлений сердечной недостаточности, и для профилактики внезапной сердечной смерти, которая может произойти от фатальных желудочковых аритмий, от фибрилляции желудочков.

Каждый год около полутора тысяч пациентов проходит через отделение хирургического лечения нарушений ритма сердца. Мы готовы принимать и большее количество пациентов, сейчас не отказываем в помощи никому из пациентов, которые к нам обращаются. Если есть необходимость, мы работаем в операционных практически круглосуточно.  

– Расскажите о структуре заболеваний при нарушениях ритма сердца, с какими проблемами, в основном, приходят к кардиохирургу?

– В основном, это тахиаритмии, те нарушения ритма сердца, которые связаны с учащенным сердцебиением. Причем, подавляющее большинство это пациенты с фибрилляцией предсердий, с так называемой, изолированной фибрилляцией предсердий, которая присутствует у пациентов без другой сердечной патологии, без ишемической болезни сердца, без клапанной патологии. Как раз этими пациентами занимается наше отделение. Эффективность оперативного лечения у этой категории пациентов ниже, чем у других пациентов, имеющих, например ИБС. Почему? Потому что к нам такие пациенты попадают уже запущенные, с длительным заболеванием, лечить которых уже очень трудно. Есть такое выражение – фибрилляция порождает фибрилляцию. Чем дольше существует фибрилляция предсердий, тем предсердия больше поражаются, и тем труднее это лечить. Причин, почему пациенты к нам приходят поздно, несколько. Первая – сами пациенты привыкли лечиться только тогда, когда что-то болит и начинают лечить фибрилляцию тогда, когда возник приступ, вызывается бригада Скорой помощи. Приступ купировали, и пациент забыл о своей болезни, до нового приступа. Вторая причина – врачи, которые лечат фибрилляцию предсердий таблетками так долго и неэффективно, как нельзя этого делать.  Если по прошествии года лечение таблетками не помогает, нужно решать вопрос об операции. Чем раньше мы прооперируем фибрилляцию предсердий, тем лучше будет результата, это уже доказано многими исследованиями.

Другие тахиаритмии у нас присутствуют в меньшем количестве. Причина –это плохая выявляемость. Если мы будем пользоваться европейскими или американскими данными статистики, то фибрилляция предсердий должна занимать треть от всех видов аритмии, у нас она занимает половину от всех пациентов. Далее идут пациенты с желудочковыми аритмиями, причем не только с желудочковой тахикардией, но и желудочковой экстрасистолией. Это симптомные пациенты, экстрасистолия их беспокоит, не все ее считают опасной, но в ряде случаев экстрасистолия может привести к фатальным последствиям, к внезапной смерти. Таких пациентов у нас проходит около 200 в год. По пациентам с желудочковой  аритмией у нас недавно завершена научная работа, подготовлена к защите докторская диссертация.   

– Аритмию может определить терапевт в поликлинике? Далеко не везде есть кардиологи по месту жительства, тем более в отдаленных районах края…

– Аритмию у пациента должен определять и терапевт, а где есть и кардиолог по месту жительства. Дальше уже разобраться в механизмах и в тактике лечения должен именно сердечно-сосудистый хирург, который занимается лечением аритмий. Существуют отечественные, европейские рекомендации, раз в год-два они обновляются, но далеко не все специалисты «на местах» знают клинические рекомендации по сердечной патологии.
А пациенты верят в «золотую таблетку», которая вылечит от всего и вся. Так вот я авторитетно от имени всех кардиохирургов заявляю – нет золотой таблетки! И лекарственное лечение тахиаритмий уходит в прошлое, это тупиковая ветвь. Когда известны механизмы, известен материальный субстрат, мы знаем что делать. Ведь хирург не может удалить то, чего нет, что то эфемерное, мы воздействуем на материальный субстрат, и вместе с ним ходит аритмия.  
А пока мы отмечаем, что, в основном, у нас сложные и запущенные пациенты, которым нужно было дойти до хирурга еще несколько лет назад.

 

 

– В Вашем отделении проходят оперативное лечение и дети с нарушением ритма сердца. Расскажите о маленьких пациентах.

– Дети у нас оперируются, в основном, с тахиаритмиями, которые обусловлены врожденной патологией проводящей системы, так же  эктопические очаги. Около ста маленьких пациентов в год проходит через наше отделение, результаты лечения хорошие. По современным нормам первое ЭКГ ребенку делают еще в роддоме, поэтому выявляемость нарушений ритма сердца у детей увеличивается. Есть дети с брадикардией, блокадами, небольшая часть пациентов с генетическими синдромами, которые опасны возникновением внезапной смерти. Таким детям мы имплантируем кардиовертеры-дефибрилляторы. У такой категории пациентов выявляемость еще страдает, потому что молекулярная генетика у нас в регионе практически отсутствует.

– Что должно насторожить родителей, чтобы они заподозрили наличие у ребенка нарушения ритма сердца и вовремя обратились к врачу?

– Это сложно. Редко бывает, когда у ребенка все признаки один к одному – учащенное сердцебиение, более 200 ударов в минуту, он почувствовал себя плохо, закружилась голова, он побледнел, появилась синюшность носогубного треугольника…. Это классический набор, но у детей часто бывает по-другому. Ребенок начинает неадекватно себя вести, плохо учиться, капризничает, даже жалуется на боли в животе. Дело в том, что как раз у маленьких детей должно быть более активное выявление нарушений ритма сердца. Если у родителей появились какие то сомнения, беспокойство по поводу состояния ребенка - срочно к врачу! Ребенку назначат холтеровское мониторирование, ЭКГ и дальше уже врач определит– если есть изменения на ЭКГ, отмечается ли что то нетипичное… Если результаты исследований настораживает педиатра и он выписывает направление в Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии.

– Расскажите о своей команде, которая работает в отделении

– Мои врачи постоянно учатся, проходят стажировки, участвуют в международных симпозиумах и конференциях. Это моя принципиальная позиция – каждый врач в отделении должен знать английский язык и один-два раза в год выезжать на учебу. Наша клиника не научно-исследовательский институт, но мы занимаемся научной работой и участвуем в прикладных международных исследованиях.  Это помогает нам держать руку на пульсе современных разработок и достижений, оценивать эффективность той или иной методики, и, соответственно, применять ее на практике. Участие в крупных межцентровых исследованиях для нас очень важно, это подчеркивает и наш авторитет в профессиональном мире. Есть некоторые международные исследования в которых из российских клиник участвуют НИИ им. Бакулева – Москва, Центр им. Алмазова – Санкт-Петербург, томский НИИ кардиологии, НИИ ПК им. Мешалкина- Новосибирск и  Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии Красноярска. Для врачей участие в таких проектах это серьезная дополнительная работа и ответственность.

На базе нашего центра прошли три международные конференции по нарушениям ритма сердца и такие симпозиумы стали уже традиционными для российских аритмологов. К нам приезжают профессора из Германии, Австрии, Чехии, цвет аритмологической науки России. Одна из задач наших конференций – образовательная, в том числе и для врачей первичного звена.

Создание команды, желание работать и труд по 14 часов в сутки – вот то, что помогает нашему отделению работать с хорошим результатом. У нас достаточно много пациентов из разных регионов России. Сейчас век информатизации, пациенты, прежде чем выбрать клинику, доктора, у которого они будут оперироваться, изучают информацию в Интернете. Мне приходит много писем, вопросов в мой личный кабинет на сайте Кардиоцентра. Иногда пишут – хочу оперироваться именно у вас. Пациент оформляет квоту в министерстве здравоохранения своего региона и приезжает на лечение к нам. Мы доступны для всех жителей России.

 


Просмотров: 644



Тэги: аблация, фибрилляция предсердий, НРС, аритмия, тахиаритмия,


0